Главная
Новости
Биография
Хронология жизни
Премии и награды
Личная жизнь и семья
Друзья
Произведения
Постановки
Интервью
Интересные факты
Цитаты
Фотографии
Фильмы и передачи
Публикации
Разное
Группа ВКонтакте
Магазин
Статьи
Гостевая

«Скончался писатель Габриэль Гарсиа Маркес» («Робинзон TV», 2014)

Оригинальное название: «Скончался писатель Габриэль Гарсиа Маркес»
Жанр: ток-шоу
Ведущий программы: Виктор Фоменко
В программе участвовали: писатель Тарас Антипович
Длительность: 14 минут 29 секунд
Язык: украинский (перевод на русский язык)
Производство: «Робинзон TV»
Страна: Украина
Год: 2014

В апреле 2014 года от тяжелой болезни в Мексике скончался великий колумбийский писатель, лауреат Нобелевской премии Габриэль Гарсиа Маркес. Главной темой передачи на украинском портале «Робинзон TV» стало обсуждение его творчества. Гостем программы стал украинский писатель Тарас Антипович.

Текстовая расшифровка передачи

Виктор Фоменко, ведущий: — Здравствуйте, дорогие зрители «Робинзона». Наш прямой эфир продолжается, меня зовут Виктор Фоменко. Персоной дня стал скончавшийся накануне писатель Габриэль Гарсиа Маркес. Лауреат Нобелевской премии умер вчера в Мехико в возрасте восьмидесяти семи лет из-за инфекции и обезвоживания организма. Маркес стал классиком еще при жизни, его книги переведены на десятки языков и популярны уже лет пятьдесят во всем мире. Самые известные романы во всем мире — «Сто лет одиночества» и «Осень патриарха». Габриэль Гарсиа Маркес творил в жанре магического реализма, в котором повседневная жизнь переплеталась с вымышленными, воображаемыми историями и персонажами. Сейчас на прямой связи по скайпу со студией писатель Тарас Антипович. Тарас, спасибо, что нашли время. Пожалуйста, что писал Маркес?

Тарас Антипович: — Я сформулировал для себя, что его проза — это любовь и забвение. И я вот для себя считаю, что у Маркеса уникальное объединение этих вещей, любовь и забвение, это важные для него категории. Но, кроме того, это стиль, достаточно такой раскидистый, достаточно многословный, такие длинные предложения, это может позволить себе только мастер, новички так писать не могут. У него такой выверенный и при этом многословный стиль. При этом, Маркес — человек не только который видит полноту жизни, он еще описывал вещи, которые являются глобальными на самом деле. Тот же его роман «Осень патриарха» демонстрирует сборный образ диктатора, который понемногу впадает в маразм, но при этом он представляет диктаторов всего мира. Речь идет не о Колумбии, речь идет о планетарном масштабе, и поэтому «Осень патриарха» — это одно из важнейших произведений Маркеса. «Сто лет одиночества» является эталоном магического реализма. Маркес — это тот человек, который заслуженно получил Нобелевскую премию, тут нечего говорить про политические симпатии какие-то, конъюнктуру политическую, в которой часто обвиняют Нобелевский комитет. Это честная эстетика, абсолютно новое видение мира.

Виктор Фоменко: — Скажите, пожалуйста, Тарас, а на что вас, читателя, больше влияло? Его язык, стиль или его идеи? Или его фантазии? То, что он, так сказать, конструировал свою прозу и переносился из реального измерения в какие-то фантазии? Что на вас больше повлияло?

Тарас Антипович: — Его образный мир и то, как он... Понимаете, магический реализм в его исполнении, это что-то очень гармоничное, и органично объединяются реальные бытовые вещи и то, чего не может быть. Это все так органично вплетено, как автор, я сам люблю совмещать физическое и метафизическое, когда миром правят какие-то невидимые вещи, энергии. Маркес говорит, видеть эту проекцию невидимого.

Виктор Фоменко: — Какое-то иное измерение?

Тарас Антипович: — Иное измерение, проекция невидимого, в его исполнении магический реализм — это просто способ несколько приоткрыть завесу, за которой можно увидеть признаки присутствия Бога. Это, казалось бы, быт, он изображает реальных людей, но кое-кто из них может вознестись. У него возможно все.

Виктор Фоменко: — Скажите пожалуйста, Тарас, эти мотивы, эти приемы, может, формы, эти темы, точнее, не темы, а решения, у украинских писателей больше всего получили развитие, если это есть.

Тарас Антипович: — Связь с магическим реализмом в украинской литературе держало такое направление «химерный роман», тут, наверно, нельзя говорить, что это конкретно влияние Маркеса, но это больше параллельное развитие тех же идей. В частности, был прозаик Василий Земляк, Майк Йогансен, они также работали в тех же эстетичных рамках, что и Маркес, и латиноамериканцы, развивавшие течение магического реализма. Это и Льоса, и Борхес тоже. А в Украине были Василий Земляк, Майк Йогансен, совмещали реальное и метафизическое. В нынешней, современной прозе наверно это проявилось у Тараса Прохасько, в его романе «Непростые». Это считали магическим карпатским реализмом. Вот такой вариант критики называли. Это наш карпатский реализм. Там есть по сути маркесовский какой-то подход к сюжету, главный герой является мужем женщины Анны, и они рождают дочку, и при этом жена умирает, а муж начинает жить со своей дочкой, а потом у них рождается внучка, и он начинает жить с внучкой... На грани фола, казалось бы, такие фантазии, какие позволял себе и Маркес. То есть тут нет извращения, а тут есть настоящий магический реализм. Потому что это как будто реально, вписано в жизненный контекст, с вниманием ко всем деталям, но при всем этом происходят как бы какие-то абсолютно мистические вещи, у Тараса Прохасько в «Непростых» это есть. И я сам люблю фантастичный подход к сюжету, люблю смешивать фантасмагорию и реальность и в романе «Хронос» я так же соединил проекции фантастичные и с нашей коррупционной реальностью. Но разговор не обо мне, а про Маркеса. Мне кажется, что магический реализм позволял ему немного дотронуться невидимого, того что господствует над видимым. Вот в этом магический реализм, наверное, в этом секрет его успешности, популярности некоторое время. Мне кажется, в 80-х и 90-х он был очень важным направлением в литературе.

Виктор Фоменко: — Проясните, пожалуйста, ситуацию. Латиноамериканская школа, которая была так популярна вот в 70-е, 80-е, сейчас она насколько серьезно представлена на книжном рынке?

Тарас Антипович: — Сейчас есть уважение к ним, но это уже классики, естественно, и Борхес, и Маркес...

Виктор Фоменко: — Но я имею в виду, латиноамериканская школа, сегодня она продолжается или нет? или она на них закончилась?

Тарас Антипович: — Несомненно. В 2000-х годах Нобелевскую премию получил Жозе Сарамаго, который также представляет, он из Аргентины, если я не ошибаюсь, так он представляет тот же подход. Это современный автор, я помню его роман, который называется «Перебои смерти». У него абсолютно магический подход к реализму, он описывает ситуацию, например, когда в определенной стране перестали умирать люди, вот перестали умирать и все. И, соответственно, как развивается общество, и ситуация, как оно реагирует. Происходит перенаселение, перенаселение больными, страна — сплошной лазарет, и так далее. Он, как магический реалист, неожиданно забирает у героев смерть. И развивается ситуация, очень интересные вещи. То есть это абсолютное наследие магического реализма, и Жозе Сарамаго тоже Нобелевский лауреат.

Виктор Фоменко: — Понятно. Скажите, пожалуйста, возвращаясь к Маркесу. Какая его вещь на вас повлияла больше всего?

Тарас Антипович: — На меня? «Осень патриарха». Это роман, который я читал в переводе на украинский язык, в журнале «Всесвит» он выходил, в советское время. Но, наверное, в годы, когда была оттепель и можно было какие-то такие темы поднимать. Поскольку это сатира на вождей, но в то же время абсолютно глобальный, мощный роман, в котором магический реализ просто цветет и пахнет. Я на всю жизнь запомнил эту сцену, когда море порезали на квадраты и просто вывезли. В каком-то неизвестном направлении.

Виктор Фоменко: — И напоследок, один совет для тех, кто не читал Маркеса. С чего начать? Или это не имеет значения?

Тарас Антипович: — Наверно, стоит начать с небольших текстов, например, у него есть прекрасные рассказы, есть рассказ «Море прошедших времен». Он, по сути, как проба, ложечка из кастрюли борща, которую мы можем попробовать, чтобы понять, какой вкус у всего борща. Это короткий рассказ, но в нем весь магический реализм, его присутствие. Потом можно браться за повесть «Полковнику никто не пишет», ну а «Сто лет одиночества» — это программное, эталонное произведение для многих, это эпопея. А кто любит Маркеса, захочет почувствовать мелодраму в его версии, то это, конечно, «Любовь во время холеры». Роман экранизированный уже. его можно считать как сугубо реалистичным, но и в нем есть магическое, невидимые нитки, которые скрепляют судьбы героев. За всем этим очень интересно наблюдать. «Любовь во время холеры» я рекомендую, в частности, женщинам, которые любят романтику.

Виктор Фоменко: — Тарас, спасибо большое за подробные ответы. Писатель Роман Антипович напомнил нам почему нужно перечитать произведения Габриэля Гарсиа Маркеса. Прощание с писателем пройдет в ближайший понедельник во Дворце изящных искусств в столице Мексики.

Яндекс.Метрика Главная Обратная связь Книга гостей Ссылки

© 2017 Гарсиа Маркес.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.